По благословению Преосвященного Феодора, епископа Переславского и Угличского

Священномученик Михаил Борисов, пресвитер Угличский

( 22 мая/4 июня 1942)

«С существованием Советской власти примириться не могу»

Протокол следствия 1933 года. Показания даёт пожилой священник. Конечно же, в этом смелом и прямом исповедании отношения к власти содержатся неизбежные добавления следователя  «антисоветский», но суть, безусловно, выражена самим допрашиваемым:

«Я враждебно настроен к советской власти, потому что она устраивает гонения на религию, духовенство облагает непосильными налогами, дерёт с него последнюю шкуру, вообще духовенству не даёт никакого житья. Советская власть всё духовенство поставила вне закона. Советская власть духовенство и вообще верующих сажает невинно в тюрьмы и ссылает на Север, заставляет без вины переносить страдания, голод и холод. Советская власть нам совершенно ничего не дала, кроме слёз и страданий. Имея такие взгляды, я не мог сочувственно относиться к советской власти и спокойно, молча всё переносить. Я вышеперечисленные свои взгляды высказывал среди верующих, что теперь не стало никакого житья, кругом на верующих идёт гонение, отбирают последний кусок хлеба советская власть стала грабить живого и мёртвого. Я также говорил во время церковной службы антисоветские проповеди, что советская власть  есть власть антихриста, которая послана Богом за тяжкие наши грехи, и что скоро настанет время, когда сойдёт Христос на землю и погонит всех этих антихристов и дьявольскую силу Я и сейчас остался таких же убеждений, что долго ли, коротко ли, но власть антихриста должна будет заменена другой, Божьей властью, или же советская власть должна будет переменить свою политику в отношении Церкви, то есть прекратить гонения.

Я знаю, что епископ Макарий и мой сын оказывали материальную помощь семьям невинно пострадавших от советской власти. Я, как благочинный, собирал деньги от приходов и посылал в Ташкент высланному невинно митрополиту Арсению*, и вообще мы материально помогали сосланному духовенству

В личных своих беседах и проповедях проводил антисоветскую агитацию, так как с существованием советской власти примириться не могу».

Позже, в 1937 году, допросы лаконичнее, всё идет в ускоренном режиме, на потоке, там по сути и неважно, признается ли обвиняемый в контрреволюционной деятельности, которую ему всё равно «пришьют»,  и там уже нет таких признаний, а всё отрицается.

А сейчас  исповедание, за которым последует исповедничество и мученичество.

Священнический род

Перед нами ещё одна история священнического рода  увы, пока не исследованная толком, недописанная, но хотя бы выходящая на свет. Добрый корень, давший «плод красный спасительного сеяния» (слова из тропаря Всем святым Русским).

Будущий священномученик родился 7 января 1866 года в селе Сухая Нива Демянского уезда Новгородской губернии в семье псаломщика Константина Дмитриевича Борисова  человека, который послужил Церкви 48 лет, из них 43 псаломщиком и последние 5 лет до кончины в 1909 году  диаконом. «Это был гигант и по телосложению, и по голосу, не знавший, кажется, усталости; например, ехать и не спать ни на волос 13 сутки в самую отвратительную погоду и сразу же служить было для него обычным делом Он обладал громким голосом, поставил себе за правило петь и читать лучше мало, но внятно и при участии души; он всегда разумел, что читал и пел». Так писал о нем его духовник, священник Константин Виноградов.

Священник Михаил Борисов с супругой Ольгой Ивановной и сыном Василием, около 1894 года.

В семье было пять сыновей и пять дочерей; все сыновья, закончив духовные учебные заведения, стали священниками. Отец Михаил, о котором наш рассказ, окончил Новгородскую духовную семинарию в 1887 году, служил псаломщиком в Новгородском Зверине монастыре, женился на приёмной дочери священника протоиерея церкви Новгородской тюрьмы Петра Ефимовича Рождественского, Ольге Ивановне, и был рукоположен во священника в сентябре 1899 года. Далее  большой список деяний, трудов, должностей: законоучительство во множестве сельских и монастырских школ, организация церковных хоров и церковных библиотек, послушание благочинного, членство в епархиальном Миссионерском совете, в правлении семинарии, Училищном совете и т. п., участие в религиозно-нравственных чтениях в епархиальном доме и многое другое. Награды: скуфия (1896 г.), камилавка (1901 г.), наперсный крест (1909 г.), орден св. Анны III степени (1912 г.), сан протоиерея (1917 г.).

6 июня 1917 г. на собрании Союза объединения духовенства и мирян г. Новгорода он выступает с докладом на тему: «К реформе прихода», в котором утверждает, что главной цели приходской жизни  «вести человека ко Христу, к вечному спасению»  должны служить: «истовое богослужение с переводом богослужебных книг не на русский, а на ново-славянский язык, с устранением всех непонятных слов и выражений беседы в храме и вне храма, устройство школьных советов, обществ сестричества Главное в приходе не право избрания и не заведование имуществом, а борьба с грехом, содеивание своего спасения».

Сыновья отца Михаила тоже становятся священниками: старший, Василий  около 1917 года в возрасте 27 лет, второй, Владимир  в 1922 году, когда развернулись гонения на Церковь, а ему исполнился 31 год.

Исповедничество

После прихода к власти безбожников начались гонения: отец Михаил был арестован в 1926 году и пробыл в тюрьме двадцать дней. В 1931 году священник с семьей был выселен из дома.

В 1933 году Новгородское ОГПУ начало дело против религиозно-трудового Братства, которое возглавлял епископ Макарий (Опоцкий), живший в это время в Новгороде на положении ссыльного. Братство имело неофициальный характер и включало в свой состав немногим более двадцати человек, которые молились вместе с епископом Макарием, трудились на своих послушаниях и часть средств передавали Братству, откуда они жертвовались по мере необходимости нуждающимся  бедным и находящимся в заключении. Одним из членов братства был отец Владимир Борисов. 20 апреля 1933 года были арестованы члены Братства во главе с епископом Макарием, а заодно и многие авторитетные священники города, с ними связанные. Протоиерей Михаил Борисов, которому шел шестьдесят восьмой год, был арестован заодно с сыном. 19 мая 1933 года тройка ОГПУ приговорила протоиерея Михаила к лишению права проживания в двух столичных городах, их областях и в пограничной полосе. И он уехал в Углич Ярославской области, где стал служить в храме Вознесения Господня.

13 ноября 1933 года супруга отца Михаила направила в Новгородское ОГПУ заявление, в котором, в частности, писала: «Мой муж по преклонности лет, слабости здоровья не способен к физическому труду, т. к. нам, болезненным старикам, было бы весьма горестно умереть вдали друг от друга, то я покорнейше прошу Новгородское ОГПУ предоставить мужу моему право возвращения на жительство в Новгород». Ей, конечно же, ответили отказом Их дочь Анна Михайловна несколько раз ездила к отцу в Углич. Но о. Михаилу уже не суждено было вернуться в Новгород и увидеть свою семью. Матушка Ольга Ивановна умерла в 1941 году, когда её муж отбывал своё последнее заключение

В Угличе отец Михаил встретил очередную волну гонений на Церковь, которая стремительно сметала всё на своем пути. Он был арестован 28 октября 1937 года и допрошен как «участник контрреволюционной церковно-монархической группы». В тот же день следствие было закончено, и 30 октября следователь составил обвинительное заключение, в котором написал, что, хотя священник «виновным себя не признал, но материалами следствия полностью изобличается в контрреволюционной деятельности». 5 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Михаила к десяти годам заключения; по старости (71 год) и немощности он был оставлен в исправительно-трудовой колонии в Ярославле. Там он и скончался 4 июня 1942 года в возрасте 76 лет и был погребён в безвестной могиле.

Отец Михаил Борисов в ссылке

Он не узнал о том, что оба его сына-священника были расстреляны по приговорам Тройки НКВД по той же классической схеме  обвинение в «контрреволюционной деятельности»: отец Василий 24 ноября 1937 года, отец Владимир 14 марта 1938 года.

Определением Священного Синода от 17 июля 2001 года протоиерей Михаил Борисов причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских по представлению Ярославской епархии. Сыновья его не причислены пока к лику Новомучеников, но, нет сомнения, встретили пережившего их и замученного за веру отца в Царствии Небесном.

Елена Тростникова